Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:30 

Имена

_____ИИ_____

Вы когда-нибудь задумывались о том, какое бы имя дала вам ваша собака?

Джек и Игорь





@темы: собаки, люди

22:47 

Фонтан

_____ИИ_____
Кластрафобия


Не знал, не думал как-то об этом



Искал сегодня одну страховую компанию. Еду по набережной. Ну, вы понимаете: дома с одной стороны. Нумерация: 2, 4, 6 и т. д. А где же нечётные? — думаю я. На другой стороне реки — другая набережная с другим именем. И с домами, догадываюсь, там такая же фигня. Может, чет-нечет — наоборот. Куда остальных дели?



Так ведь река же! — осенило меня. Это не Москва, это полу-Китеж-град какой-то. Полуводная полоумная стихия.



Сижу на парапетике, у фонтана на Новокузнецкой, пью пиво, вкус которого забыл более двух лет назад. И, вот, вспомнил, этот-так-себе вкус. И как было хернёй, так и осталось. Но, ведь, Весна, и жара внезапная уже третий день. Машина раскалилась, как котёл у излишне рьяного беса в Преисподней. А от фонтана — брызги свежей мокрой жизни. В рожу. «Адам и Ева» шалят. Домой поеду на метро.


Фонтан


http://gnomgrom.ru/archives/1435






@темы: Москва, весна, вода, солнце

11:37 

Зеркало (високосный год)

_____ИИ_____

В тот день, это было в феврале ещё или в марте уже этого года, не помню, снега было на улице пока много. В тот день мы засиделись допоздна у брата моего. Кроме меня, Ли, в гостях была ещё семейная пара: Ира и Лёша. Я их мало знаю. Лёша — какой-то спец по автосервисам, мой брат, Димка, к нему часто обращался по поводу. Ли с Наташей, димкиной женой, любили потрещать о своём, о женском. И тогда я даже заскучал: машины-машины, шмотки-шмотки… Но не в этом дело. Пил, по ходу, только я, не много. Димка не пьёт принципиально, а у Лёши что-то давление поднялось, чокался только соком. Я к чему? Это будет чуть позже.



Ира с Лёшей ушли немного раньше. Мы заговорились с Димкой, Ли заговорилась с Наташей. Наташа:



— Вам нужно взять это зеркало.
— Да на кой хрен оно нужно? — вмешался я.



Огромное, в аляповатой оправе какого-то там мастера.



— Это же от бабушки моей…



Знаю я твоих бабушек. Ведьмы да колдуньи. Мы катались как-то с вами по всей переяславской губернии. Видел их. И музей утюгов видел. И Ботик Петра, и Синий камень. И рыбы нет ни хера в вашем озере.



Каким-то образом, я не помню каким, это зеркало оказалось у нас дома. Поставили у стены, как крышку гроба. Да.
 






Следующим утром
 



Я просыпаюсь — жена в кровати рыдает с мобильником в руке.



— Лёшу помнишь? Не дошёл до дома. Умер. Сердце остановилось.
— Вот этот Лёша, что вчера был?
— Да.



Парню лет тридцать, не больше. Неожиданно. Жалко.
Звоню Наташе: как Ира? Ира в истерике. Ужасно. И как-то быстро, непонятно всё. Так не бывает. Бывает.
Ира — плохо ей, а Лёши больше нет.



Меня Смерть тогда кольнула. В бок, локтем, по-дружески. На хуй мне такая дружба? Но я говорил уже с ней, призывал.



И, ведь, предупреждала: косу видишь? Буду косить кого ни попадя…



Попадя, попадя, сука! Обманула ты меня.



— Всё от того, что ты глуп.
Я не нашёл, что ответить, я плакал.
Потом и у нас случилась беда.
Я орал: это нечестно!! Слышал меня хоть кто-нибудь?
 






Потом у нас случилась беда
 



Несправедливая, неправильная, так не должно быть!
Смерть смеялась: то ли ещё будет…



Жена сумела найти в Москве честного священника. Он сказал ей: «У кого-то из вашей семьи в душе сильное чёрное проклятие. Вот, часть его вырвалась и ударила… конечно же, кого-то из ваших самых близких… Зло — оно потому и зло, с ним дружить невозможно…»



Чуть раньше. Зеркало это чёртово. Надо его или вернуть обратно, или выкинуть на хуй. Сыну говорил, поэтому последнее слово из предыдущего предложения переименовываем на «помойку». Димке вернуть было как-то неудобно. А выкинуть — Лилька встряла. Она открывает (или теперь уж не знаю) ателье по пошиву одежды на Кутузовке. Вот «туда заберу, это же классика». Забрала. Чёртово чёртово чёртово зеркало!



Я очень трудно прихожу в себя. Но что за выражение такое идиотское: «прийти в себя»? Я никуда и не выходил. А если бы вышел, то все свои проблемы оставил бы за спиной. Тому, кто во мне остался… Трус, называется и слабак. Я в себе.



Потом у Лильки умирает подруга. Через два дня после «удачной», как сказали врачи, операции. Вот, просто так. Да.
 






мы ещё не знали, что убьют нашу дочь
 



моя жена ездит по монастырям и храмам



Ворона, сволочь, каркает с подоконника:



— А ты что думал, умирают только те, кому потом на площадях памятники ставят? Не-ет, умирают  все. И там, за чертой, им одинаково плохо. Ад называется, знаешь ли?



Потому, что здесь, на вашей Земле — всё, кроме Любви — это Ад.  А у нас Ад — 100% Вот так.



Откуда ты взялась-то, тварь? Кыш!
 





 



— Виталик, я тут музычку задумал. Про Алинку. Давай запишем?
— Да, заеду вечером.



Вечером:



— Игорь, извини, я не смогу приехать. У меня Лорд умер.



Лорд — собака Виталика. Милый такой той-терьерчик с большими ушами. Сколько ему было? Года три-четыре, наверное. Как умер — пока не знаю.



P.S. Вы простите меня за мат в некоторых моих постах, пожалуйста. Это — всего лишь акценты, усилители эмоций. Общаясь со мной в реале, вы от меня ни одного грубого слова не услышите. Я умею и люблю говорить по-русски.



http://gnomgrom.ru/archives/1431
 






@темы: ад, зеркало, зло, смерть, тьма

13:42 

Будьте проще

_____ИИ_____
Министерство Внутренних Дел предупреждает:

как люди



@темы: законы, капитализм, общество, свобода, человек

13:42 

Будьте проще

_____ИИ_____
Министерство Внутренних Дел предупреждает:

как люди



@темы: законы, капитализм, общество, свобода, человек

13:39 

Сирень

_____ИИ_____
18:35 

Петух

_____ИИ_____

петухПетух кричал как-то не по-русски, не «ку-ка-ре-ку», нет. Истошно, надрывно, протяжно, как иерихонская труба. Прямо под окном. Солнце ещё даже и не думало выглядывать из-за горизонта. Ну, что ты орёшь, глупая птица? У меня, вот, будильник есть. Хотя, какой, к чёрту будильник, если сна нет? Но будильник (телефон) — это механизм, петух — это природа. Природа жива, а вещи мертвы, хоть и долговечнее.



В темноте, при свечах, жена с кадилом, брат со святой водой вокруг могилы плачут молитвы. Отсюда Солнце — рукой достать, но оно не торопится. Мне кажется: оно не взойдёт никогда. Потому, что всё не так. Всё не так — как нам навязали. Нет на тебе греха, девочка моя, не виновата ты ни в чём. Не прощения за тебя просить надо, а отмщение.


Вот, и опять я злой. Так пусть же Ваш Бог покарает меня! И не промахивается своими разящими стрелами. Зачем истреблять своих Ангелов? Вот же я, даже звезду нарисовал на лбу. Мне не надо больно, мне надо насмерть. Да, вот, от Бога — только обещания. А контракты — деловые, обязательные, подписанные кровью, — заключаются с Дьяволом. Но Смерть, его спутница, какая же ты, сука, коварная. Что ты выковыриваешь мои опечатки из нашего договора?


Вот так вот и всё. Алина, я знаю, что тебя убили. Я найду их. Уже нашёл. Они ответят!




@темы: смерть, микрорассказы

18:34 

Храм на холме

_____ИИ_____

Трудная дорога на кладбище. Оно, наверное, так и должно быть. «Игольное ушко». Километра три — вверх, в гору по разжиженной слякотной глиной дороге. Гроб на руках, плач, неистовый рёв, при каждой вынужденной (тяжело, ведь, для четверых несущих) остановке, сочувствие пополам с любопытством с обочин. Парни с белыми платками на левых руках переводят дух. Ещё двое, впереди, не решаются опустить крышку гроба в утреннюю раздожденную грязь. Под ноги падает хлеб из разорвавшегося случайно пакета. Проклятое небо! Ежеминутно жаркое солнце сменяется промозглым дождём. Сверху пот, снизу грязь и сырость.


у гроба


Процессия двигается быстро, как только может. По голень в грязи, я не вижу своих кроссовок в чавкающей жиже, поскальзываюсь, припадаю на колено… Теряю из вида жену, меня обгоняют ряды за рядами, я тороплюсь нагнать. Трудно, скользко… Но мы идём к Богу, почему-то я верю в это. Я — коммунист, атеист… во что мне ещё верить теперь?


Храм на холме


Гроб мы вносили не через ворота, через пролом в стене. Так надо. Я едва не спотыкаюсь о небольшой крест у ограды с наружной стороны. Потом спросил у своих:


— Это могила?


— Нет. Она погибла там. Патик Анна, молодая женщина.


— Как погибла?


— Возвращались с кладбища, неудачно спрыгнула со стены. Упала, ударилась головой о камень…


Иногда мне кажется, что люди ставят кресты, чтобы не видеть за ними, спрятать… не пугаться крови.


Нет ничего страшнее развёрстанной могилы. Будто сам рот преисподней всасывает тебя. Когда стоишь рядом, так и хочется упасть туда. Словно домой возвращаешься. Не в «сладкий, радостный», а в обязательный, вынужденный дом, как блудный сын. Ну, типа, из праха в прах. Тебе как-то странно, что это не твоя яма. Но ты видишь в ней отражение своего будущего. Неминуемого. И ноги скользят на мокрой глине, и хочется ухватиться за рядом стоящих. Кричишь: «Держите, держите», а в глазах: «Прыгну, прыгну!». Потому, что…


Сейчас уже не прибивают крышку гвоздями. По-европейски, садистски, ввинчивают. До треска, до хруста — зачем-то. Как-будто покойник в самый неподходящий момент вскочит и убежит (наверное, я хотел бы этого, если было бы такое возможно). Просто, дай жизни им, Боже! Слова мои несовершенны.


Уже и трава зелёная здесь. Священника нет — оно и понятно. И всё какие-то серые развалины вокруг. Взрыв Горя, когда дрожали верёвки в руках у парней под тяжестью гроба, пошатывающегося между этим миром и тем. Глухой, словно стук чужого сердца, звук падающих комьев на белый атлас, прощальные горсти земли…


Уводил жену. У них не смотрят на работу лопат. Жена падала в моих руках, приседали через каждые пять метров. Славик, здоровенный мужик с бандитской рожей (прости меня, Славик) сдержанно плакал и помогал мне, смешно изогнувшись над двумя чёрными тщедушными фигурами, над нами.


Когда зарывают могилу, остаётся пустота. Ну, понимаете? То есть — совсем пустота.





@темы: микрорассказы, смерть

18:31 

Хлопушка

_____ИИ_____

Вот я и оказался в психушке, официально она называется санаторий «Светлана». Что в Москве, в Медведково, вполне себе комфортабельно, уютно, нас было трое а палате, молодых ребят, в шестиместной палате. Ночью привези ещё одного, дед лет шестидесяти, весьма плох был он: лицо серое, практически без сознания, ему сразу пару уколов сделали и — под капельницу.


Все здесь под капельницами. Катетер из руки, из вены даже не вынимают, чтобы постоянно иглу не втыкать — вставил в клапан и лежишь минут тридцать, туда же потом ещё какую-то хрень из шприца доливают. У медсестёр руки ласковые, всё делают очень нежно.


Итак, нас стало четверо. Дружелюбные и участливые. Удобные чистые кровати, постели, как в неплохой гостинице, ежедневно меняют. Добротный ламинат на полу также регулярно влажно протирается, как и белоснежные подоконники, и тумбочки, и стол, а ещё псевдо-кожаные стулья.


Телевизор с сотней программ, книги, пазлы. Картины, оригиналы малоизвестных художников на чистых, окрашенных в жёлто-персиковые цвета, стенах, современные светильники между ними. Несколько раз в день помещение проветривается (окна, правда, без ручек). Белоснежный потолок с декоративными бамбуковыми вставками с лампами под ними.


Персонал — все молодые, в основном, красивые девушки. Очень вежливые, добрые, заботливые. Вся атмосфера, можно сказать, райская. В коридоры выходи в любое время: в туалеты, в курилку, к кулерам. Только с этажа не выпускают. Хотя родственники могут приезжать в любое время, привозить всё, что не запрещено. А список запретов не слишком длинный.


Капельницы нам ставили раз пять в день + много уколов и целая куча разноцветных таблеток на каждого. Три дня меня буквально мотало от стены к стене, в голове туман, всё время кружится. «Это нормально» — говорили врачи. Домашняя такая обстановка.


Самая красивая психолог Инна фантастически располагает к себе. Умеет слушать и правильно говорит. Я всё ей о себе рассказал. Никому столько о своей жизни, никому больше не рассказывал.

Санаторий

Кормят здесь вкусно, но мало. Наверное, методика такая. А, вот, от обилия вливаемой влаги даже недержание появилось. Не то, чтобы прямо в постель — до туалета еле добежать успеваешь. И постоянное полусонное состояние. Тормозишь конкретно. Читать тяжело — строчки прыгают. Да и зрение сильно ослабло. Почерк вообще стал не моим. Так, что от руки писать лучше и не пытаться. Всё равно потом ничего не поймёшь. Что-то дальше будет?

http://gnomgrom.ru/archives/1410




@темы: жизнь, добро, зло, микрорассказы, смерть

18:11 

Хлопушка

_____ИИ_____

Вот я и оказался в психушке, официально она называется санаторий «Светлана». Что в Москве, в Медведково, вполне себе комфортабельно, уютно, нас было трое а палате, молодых ребят, в шестиместной палате. Ночью привези ещё одного, дед лет шестидесяти, весьма плох был он: лицо серое, практически без сознания, ему сразу пару уколов сделали и — под капельницу.


Все здесь под капельницами. Катетер из руки, из вены даже не вынимают, чтобы постоянно иглу не втыкать — вставил в клапан и лежишь минут тридцать, туда же потом ещё какую-то хрень из шприца доливают. У медсестёр руки ласковые, всё делают очень нежно.


Итак, нас стало четверо. Дружелюбные и участливые. Удобные чистые кровати, постели, как в неплохой гостинице, ежедневно меняют. Добротный ламинат на полу также регулярно влажно протирается, как и белоснежные подоконники, и тумбочки, и стол, а ещё псевдо-кожаные стулья.


Телевизор с сотней программ, книги, пазлы. Картины, оригиналы малоизвестных художников на чистых, окрашенных в жёлто-персиковые цвета, стенах, современные светильники между ними. Несколько раз в день помещение проветривается (окна, правда, без ручек). Белоснежный потолок с декоративными бамбуковыми вставками с лампами под ними.


Персонал — все молодые, в основном, красивые девушки. Очень вежливые, добрые, заботливые. Вся атмосфера, можно сказать, райская. В коридоры выходи в любое время: в туалеты, в курилку, к кулерам. Только с этажа не выпускают. Хотя родственники могут приезжать в любое время, привозить всё, что не запрещено. А список запретов не слишком длинный.


Капельницы нам ставили раз пять в день + много уколов и целая куча разноцветных таблеток на каждого. Три дня меня буквально мотало от стены к стене, в голове туман, всё время кружится. «Это нормально» — говорили врачи. Домашняя такая обстановка.


Самая красивая психолог Инна фантастически располагает к себе. Умеет слушать и правильно говорит. Я всё ей о себе рассказал. Никому столько о своей жизни, никому больше не рассказывал.

Санаторий

Кормят здесь вкусно, но мало. Наверное, методика такая. А, вот, от обилия вливаемой влаги даже недержание появилось. Не то, чтобы прямо в постель — до туалета еле добежать успеваешь. И постоянное полусонное состояние. Тормозишь конкретно. Читать тяжело — строчки прыгают. Да и зрение сильно ослабло. Почерк вообще стал не моим. Так, что от руки писать лучше и не пытаться. Всё равно потом ничего не поймёшь. Что-то дальше будет?

http://gnomgrom.ru/archives/1410




@темы: микрорассказы, зло, жизнь, добро, смерть

18:05 

Плакала кошка

_____ИИ_____
слезы


По-детски всхлипывала у гроба кошка.


— Зачем ты накликал Смерть? Было наивно полагать, что Она взмахнёт косой по твоей указке. Смерть свои жертвы выбирает самостоятельно.


Маленькая, убитая горем кошка с узкой мордой и в глазах — нечеловеческое слишком человеческое одиночество. Окончательное, бесповоротное, безнадёжное.


Была уже ночь. Плакало небо. Иногда его холодные слёзы превращались в град. Я стоял на пороге, и чужая улица ледяным дождём злобно плевала мне в спину. И наше общее Горе не пускало меня в дом.


Зачем ты накликал Смерть? Белый гроб, белое платье, белое мёртвое кукольное лицо. Белый — это цвет Смерти.


Сюда мы ехали на машине. По обе стороны дороги — один за одним: кресты, кресты, кресты… Да, у них у каждого колодца принято ставить Распятие. Между городков и сёл — кресты с цветами и венками: кто-то разбился, кого-то сбили… Так много! Потом вспомнил: впрочем, не больше, чем на наших подмосковных трассах. Просто у нас, из эстетических соображений всяких там губернаторов, на местах трагедий их ставить запрещают. Но места трагедий остаются, и невидимые до поры кресты-призраки над этими местами распахнули свои крылья. Это следы Смерти, и они не смываются никакими дождями — ни слёз, ни желаний. Ни в глупость от них не закутаться, ни в трусость — по-любому, окажешься в саване.


Плач — истекающая из души боль. Неисчерпаемый солёный родник. Даже когда кончится в глазах влага, боль останется, как и была, ничем не умалившись. Только сухая, удушливая, рвущаяся уже не из глаз — через нос, рот, виски, через кожу выдавливается пепельной пылью. И это навсегда. Время, если и лечит, то слишком долго. Я знаю, я был уже его пациентом. Не излечивает, как обещают, нет. Время — шарлатан. И если что-то делает, то всегда хуже для нас.


Светлые лица мёртвых и тёмные лица живых. Вот так и переворачивается мир. И чёрным ветром над ним проносится зловещий хохот. И сами собой хлопают в пустых домах неприкаянные двери, боясь, что никто уже больше не подаст им руки. Не хорошо кликать Смерть. Глупо и дерзко. Ну, как священника, что ли, на последнюю исповедь, едва подхвативши насморк.


Зачем-ты-накликал-Смерть? Я был за тысячу километров! Тысяча километров для Смерти — лишь взмах ресниц. Что незаметно для живых — очевидно для мёртвых. И потому живые, не замечая, становятся мёртвыми. Я стоял на пороге. Боль и недоотданная любовь. И что мне с ней теперь делать, с той любовью, которая предназначалась тебе?


Зеркало Бездны Отчаяния




@темы: микрорассказы

13:27 

Плакала кошка

_____ИИ_____
слезы


По-детски всхлипывала у гроба кошка.


— Зачем ты накликал Смерть? Было наивно полагать, что Она взмахнёт косой по твоей указке. Смерть свои жертвы выбирает самостоятельно.


Маленькая, убитая горем кошка с узкой мордой и в глазах — нечеловеческое слишком человеческое одиночество. Окончательное, бесповоротное, безнадёжное.


Была уже ночь. Плакало небо. Иногда его холодные слёзы превращались в град. Я стоял на пороге, и чужая улица ледяным дождём злобно плевала мне в спину. И наше общее Горе не пускало меня в дом.


Зачем ты накликал Смерть? Белый гроб, белое платье, белое мёртвое кукольное лицо. Белый — это цвет Смерти.


Сюда мы ехали на машине. По обе стороны дороги — один за одним: кресты, кресты, кресты… Да, у них у каждого колодца принято ставить Распятие. Между городков и сёл — кресты с цветами и венками: кто-то разбился, кого-то сбили… Так много! Потом вспомнил: впрочем, не больше, чем на наших подмосковных трассах. Просто у нас, из эстетических соображений всяких там губернаторов, на местах трагедий их ставить запрещают. Но места трагедий остаются, и невидимые до поры кресты-призраки над этими местами распахнули свои крылья. Это следы Смерти, и они не смываются никакими дождями — ни слёз, ни желаний. Ни в глупость от них не закутаться, ни в трусость — по-любому, окажешься в саване.


Плач — истекающая из души боль. Неисчерпаемый солёный родник. Даже когда кончится в глазах влага, боль останется, как и была, ничем не умалившись. Только сухая, удушливая, рвущаяся уже не из глаз — через нос, рот, виски, через кожу выдавливается пепельной пылью. И это навсегда. Время, если и лечит, то слишком долго. Я знаю, я был уже его пациентом. Не излечивает, как обещают, нет. Время — шарлатан. И если что-то делает, то всегда хуже для нас.


Светлые лица мёртвых и тёмные лица живых. Вот так и переворачивается мир. И чёрным ветром над ним проносится зловещий хохот. И сами собой хлопают в пустых домах неприкаянные двери, боясь, что никто уже больше не подаст им руки. Не хорошо кликать Смерть. Глупо и дерзко. Ну, как священника, что ли, на последнюю исповедь, едва подхвативши насморк.


Зачем-ты-накликал-Смерть? Я был за тысячу километров! Тысяча километров для Смерти — лишь взмах ресниц. Что незаметно для живых — очевидно для мёртвых. И потому живые, не замечая, становятся мёртвыми. Я стоял на пороге. Боль и недоотданная любовь. И что мне с ней теперь делать, с той любовью, которая предназначалась тебе?


Зеркало Бездны Отчаяния




@темы: кошка, микрорассказы, смерть

14:20 

Прикосновение

_____ИИ_____

Не пинайте меня за сентиментальность. Расскажу одну историю. С небольшими купюрами — стыдно мне, плохие поступки совершал в жизни, грешен.

в берлоге

— Всё, урод, хватит! Либо ты, либо он. Хотя, почему я тебе предоставляю выбор? Вы оба меня так затрахали, что на жену сил не хватает. Ладно, не обижайся, русский ублюдок…


Смотри, какую машинку тебе даю хорошую. 88-ой, классика, у нас все охотники с такими ходят.


Без шкуры его не возвращайся. Хотя, лучше не возвращайся вообще. Винт верни только.


Я пошёл. Хоть бы поесть дал, сволочь.


В снегах бродил. Замёрз, обессилел. А Он? Что Он? Смеялся надо мной, плутал, измотал меня вусмерть. Стрелял я в него пару раз. Не попал, конечно. Это как с призраком стреляться. Только смех за левым плечом. Но не злой.


Упал я в снег. Не холодно уже. И почти ничего не хочется. Разве, что пить и спать. Я пил снег большими глотками. Я пил сон, вряд ли ещё когда-нибудь такое привидится. Господи, как хорошо, и как просто всё оказывается! Нет ни тепла, ни холода, ни добра, ни зла, ни света, ни тьмы. Есть Чистый Абсолют. А меня нет.


Но что-то тёплое шерстяное ко мне прислонилось.


— Это ты?


— Я.


— Я, ведь, тебя убить хотел.


— Бывает…


GnomGrom




@темы: микрорассказы

11:20 

Свобода

_____ИИ_____

Свобода


Прекрасно то, что недолговечно, что нельзя повторить в точности, но и на что не поставишь «копирайт». Мимолётная снежинка —уникальна, идеальна. А капля молока, разбивающаяся о стол? Слово-воробей, которое не поймаешь и ловить не надо. Рисунок пальцем на запотевшем стекле. Оттого восхищаюсь ледяными и песочными скульптурами, что жизни им — отмеренный и недолгий срок. И счастье в том, чтобы успеть побыть, хоть созерцателем, в их короткой жизни.


Жене своей, когда родился наш сын, я вытаптывал ногами поздравления на снегу (это был декабрь) под окнами роддома. Мне и в голову не пришло бы изгадить тротуар краской, как модно сейчас. Изгадить — потому, что жена из роддома скоро уйдёт, а другим твои поздравления (адресованные не им) не нужны и раздражают.


Лучшие песни — спетые на кухне не под магнитофон, не на запись. О которых вспоминаешь, но прослушать вновь можешь только в своей голове, в своей памяти. Это — как книга, которая даёт простор фантазии и воображению, в отличие от снятого по ней кино. Где все лица, цвета, звуки придуманы за нас, и навязаны нам в том виде, которого хотел режиссёр. А твои отступления от «вылитых в граните» образов — не свобода, а ересь.


Свобода — это разрушение догм. В постоянно изменяющейся Вселенной не должно быть ничего незыблемого. Раз и навсегда окаменевшего. Свобода — это дыхание. Дыхание — это горение. Свобода — это процесс, а не предмет. Свободу нельзя взять. Нельзя схватить и удержать — она перестанет быть свободой. Свобода — это вода, протекающая сквозь пальцы. Твои руки станут чище, но свобода не будет в твоих руках. Ручная свобода — это обычная вода.


«Кормить надо лучше — тогда и не улетят» © Александр II. Свободу нельзя прикормить. Финансовая зависимость деспотичнее даже, чем физическая, потому что она же — и моральная. Ну и как поставить рядом Свободу и Зависимость? Свобода — это когда по собственному желанию идут к тебе, а не ты к себе кого-то тянешь. Свобода — это абсолютное отсутствие принуждения. Какого бы то ни было, даже любви. Чувства человеческие являются жестокими тюремщиками свободы. Но они же — и главная её движущая сила.


Свобода — это парадокс.


GnomGrom


Оппозиционные активисты призывают подростков выйти на следующую протестную акцию 2 апреля




@темы: слова, свобода, картинки

12:29 

История обыкновенного безумия

_____ИИ_____
Христос был величайшим психоаналитиком, величайшей личностью - утверждал, что он Сын Божий. Вышвырнул из храма менял. Конечно, это было Его ошибкой. Его таки схватили за жопу. Даже ноги сдвинуть попросили, чтобы гвоздь сэкономить. Какое дерьмо.



http://tr.geek.xyz/char/3049-ges


Чарльз Буковски "Дурдом немного восточнее Голливуда"



Нажмите здесь




@темы: ересь, мои рекомнедации

13:10 

Лит.Ra – не Литература

_____ИИ_____

   Москва, рядом со станцией метро Дмитровская.

Вид спереди:




Вид сзади:



О Культуре пития и о Культуре вообще

Лит.Ra – не Литература | Бездна Отчаяния




@темы: фото, смешно, из жизни

17:13 

Партизаны подземной Луны. Я, милиционер

_____ИИ_____

Эпиграф:



Производство высокообогащенного урана для ядерного оружия в России было прекращено в конце 1980-х г.г.


Срок службы наполнителя боеголовки: 20-25 лет.



Россия полностью уничтожит высокообогащенный уран из ядерного оружия к 2013 году, сообщил глава Росатома Сергей Кириенко в Люксембурге на международной конференции по предотвращению ядерной катастрофы. По его словам, Россия перевела в топливо для ядерных реакторов более половины высокообогащенного урана.



Кириенко отметил, что Россия уже уничтожила самое большое среди ядерных держав количество делящихся материалов военного назначения.


"Россия выделила 500 метрических тонн высокообогащенного урана 90% обогащения, которые подлежат разбавлению до уровня энергетического урана, и более половины этого количества уже уничтожено и переведено в топливо для ядерных реакторов", - сказал Кириенко.



"Безусловно, мы будем реализовывать эту программу до ее завершения, и все 500 тонн к 2013 году будут полностью уничтожены", - указал глава Росатома...



Он же и Эпилог, мать его


Москва



Пока русские просроченные ракеты, из тех единиц, которым удалось продраться через глобальную сеть ПРО, гулкими металлическими болванками падали на намеченные когда-то цели, не причиняя им особого вреда при этом, территория самой России расцветала многочисленными букетами ядерных взрывов. Снайперскую точность проявляли НАТО-вские "садовники".

Таким было начало. Начало Конца. Не то, чтобы - совсем уж Конца Света. Подыхал старый привычный несправедливый и опостылевший мир, долго уже и так же привычно, катящийся в пропасть. Может быть, можно было бы сказать, что наступил, наконец, Конец Тьмы? Простите за тавтологию.

После столь мощной и успешной артподготовки, началась небывалая по масштабу воздушно-водно-наземная операция. Санкционированная ООН миротворческая миссия по зачистке России.  Санитары Планеты в кевларовых доспехах огнём и мечом продолжили сеять демократию по всей Земле, вернее, по той её части, что осталась живой ещё кое-как.

Ну, это всё - лирика.

В целом, государство Российская Федерация очень быстро была разметана по собственным просторам. Как держава общемирового уровня, не смогла дать достойного отпора внешней агрессии. Потому, что внутреннего единства в ней давно уже не было. Кому-то Россия - это берёзки, кому-то - вышки нефтяные, кому-то - это "вот, всё, что вокруг", кому-то - "всё вокруг, что можно к рукам прибрать"... Да, боже ж ты мой, и всё больше не братской любви, а нечеловеческой ненависти между россиянами. Напрасно русским национальность запретили...

Вот, такая грустная лирика.

Отдельные уцелевшие вооруженные соединения бывшей Российской Армии оказывали на местах яростное сопротивление могучему кулаку НАТО. Яростное - не обязательно победоносное, но упёртое, несгибаемое. Некоторые командиры проявили преступное самоуправство, отказавшись от непонятной капитуляции, принятой Генштабом.

Кремль пал первым. Он покорно пал бы и раньше, да враги забыли предупредить - когда. Они думали, что он ерепенится серьёзно. А президент, правительство в полном составе, парламент, губернаторы и мэры, все те, кому было что терять, кроме Родины, едва почуяв дым отечества (не с прописной буквы, а реальный дым, чёрный, горький) выскочили на панели с ключами от русских городов на бархатных подушечках. И кричали "освободителям" ура, и в воздух чепчики кидали. Это, други, политика. Они "спасали" "свой" народ от бессмысленного кровопролития. По главным улицам и проспектам маршировал Новый Мировой Порядок. Конечно же, и органы правопорядка, вся жандармерия, политическая полиция и прочие опричники беспрекословно заняли подобающее им место.

А что же быдло, то есть народ? В основном, но и не без сволочных исключений, конечно, превратились в партизан. Те из них, что были лучше организованы, располагали налаженной связью между собой, имели более-менее приличное оружие и достаточно боеприпасов, гордо именовали себя "милиция" - Народное ополчение. Немало появилось и независимых патриотических банд.

Я в это время был в Москве.

С приходом новой власти, многие москвичи ушли в подмосковье. В прямом смысле этого слова, вертикально вниз, под город. Москва - как айсберг, знаете ли. Под землёй она гораздо больше, чем на поверхности. Метрополитен - лишь красивая прихожая к этим бесконечным лабиринтам и гигантским пещерам (непонятно, как такая тяжёлая верхняя Москва на сплошных пустотах нижней держится?). Метро, разумеется, больше не работало для гражданских пассажиров, оно стало аванпостом - и для полицаев, и для милиционеров - на разных станциях. И вялотлеющей линией фронта, не удобной для широкомасштабных боевых действий. И занять целиком всю эту высоту... простите, "нижнету" никто особенно не стремился. Потому, что метро - это быстрая надёжная могила: с его-то тоннелями, да нашими газами.

А, вот, за стенами тоннелей - совсем другой мир. Конечно, и у полицаев были наёмные диггеры, но этих мы старались уничтожать в первую очередь.

Натовцы под землю не совались, и партизаны совершали регулярные рейды на поверхность.

Я, милиционер.

На этот раз мы выбрались через бомбоубежище подвала жилого дома, вышли в подъезд из служебного дворницкого помещения. Деревянная дверь запиралась снаружи, но и распахивалась тоже наружу. Выбить её ногой не составляло труда. Нас было - два. Их на улице - несочтённая куча и несколько единиц техники. У нас - мой "Калаш" и у Андрюхи "СВД". У них... говорил уже. Мы поднялись на второй этаж. Андрей пристроился у окна с винтовкой наизготовку:

- Приготовились... Операция "дератизация"!
- Подожди. Посмотрю квартиры.

Нам приходилось быть немного мародёрами. Питьевой воды внизу были почти неисчерпаемые запасы (о"подмосковном море" я расскажу позже, или кто-то другой опередит), с продуктами было сложнее, но их мы добывали, конечно, не из брошенных квартир, а с армейских складов  и натовских обозов, как и боеприпасы. Но...

Пустой нежилой с некоторых пор дом. Глухой, какой-то удушливо-пыльный в своём мёртвом дыхании-на-издыхании подъезд. Забавно, что двери многих квартир заперты. Будто хозяева их собирались сюда возвращаться. Искренне верили в недолговечность зла — всего лишь, нужно было пересидеть в убежище. Отсидеться. Искренность = Наивность. Двери деревянные, из хорошего материала, а замки хлипкие и двери отворяются вовнутрь. Почему в Союзе так проектировали непрактично? Потому, что бояться было некого. Мне одного пинка ногой хватало сокрушить такую «преграду».

Я остановился перед очередной квартирой и машинально нажал кнопку звонка. Ну, разумеется, электричества не было. А я сам себя спросил:

- Кто?

И сам себе ответил:

- Откройте, милиция!

Тут надо бы дать кое-какие пояснения.

Милиция (от лат. militia — военная служба, войско) —
нерегулярные отряды вооружённых граждан, формируемые только на время войны, гражданское ополчение.

Со времени учреждения постоянных армий милицией стали называть особый тип армии, которая формируется только на время войны, и таким образом является разновидностью ополчения. В мирное время кадрового состава для образования милиции или не содержится вовсе, или кадры содержат в очень небольшом количестве. В последнем случае организованная на таких принципах армия называется милиционной армией. Воинские части такой армии в мирное время состоят только из учётного аппарата и немногочисленных кадров командного состава. Весь переменный рядовой состав и часть командного состава приписываются к воинским частям, расположенным в районе их места жительства и отбывают военную службу путём прохождения кратковременных учебных сборов. (это
Wiki — они умеют быть лаконичными и понятными).

А то, что у нас до этого называлось «милицией»… Наполовину плавно перетекло коричневой зловонной жижей в Новые полицаи, им даже форму подстать сменили: на чёрную с кепи вместо фуражек. На улицах. На войне-то теперь в форме разницы между своим и врагом нет вообще, осталось только содержание. Но это главное. Ведь сколько ребят хороших ментовских положили, поломали…

Я никогда не служил в МВД и прочих государственных силовых структурах. У меня что ни на есть самая мирная профессия. Я ветеринар по образованию. В Москве. Лечил собачек, кошечек и хомячков. И платили неплохо, и душа была спокойна (неспокойными бывают только хозяева пациентов, их приходиться успокаивать больше, чем самого больного). Вообще, у меня с животными всегда как-то легко взаимопонимание выстраивалось. Будь то питбуль, укушенный бешеной лисицей или аквариумная черепаха, поперхнувшаяся улиткой. Маленькой. А я всегда говорил, что маленьких обижать нельзя.

В прихожей лежали ажурные (скатерёнки что ли?). Уже запылились, но все вещи аккуратно развешаны, разложены по своим местам. Здесь жила бабушка и, наверное, одна. Я видел много таких квартир. Тут по запаху (как раньше) не определишь. Запах надо всей Москвой теперь один — оккупация. Запах пороха (о да, он долго держится), разрухи, пыли, запустения… Каждый москвич, хоть раз в своей жизни,  а и назвал свой любимый город помойкой. Ну, так, нате вам (НАМ!) получите!

Я услышал быстрое и размеренное: "тдыт" "тдыт" "тдыт" "тдыт" - в акустике подъезда. Рванул обратно. Чуть ли не жопой покатился по ступеням, не догадываясь выглянуть в промежуточное окно. Андрей, не прячась, просто хреначил фигурки, песочного цвета, которые видел в прицеле. Он  на колене привстал у окна, и секундою позже зазубастилась очередь БТР-овского пулемёта в ответ, по стенке напротив.

- Вниз! - ору, - Вниз!

Мы скатились на пол-этажа ниже. Пулемёт и вверх и вниз поливал так, что от дворницкой двери ничего не осталось. Щепки и лежали на полу, и летали по всему подъезду.

- Поторопился, Дрюха, убьют нас.

Оглушительный звуковой удар, пыль в глаза и, как будто, весь дом содрогнулся. От парадной (да, приспичило выразиться по-питерски) остался лишь рваный обугленный грот. Ну,  мне так показалось и других определений искать было некогда. «Ноги! Андрюха, если жить ещё хочешь — ноги!»

- Ты как?
- Сигареты потерял… - У него кровь из носа. Не время курить, время о здоровье побеспокоиться.
- Голова, блин! Больно…
- Андрей, встать!
- Не слышу, ничего не слышу. Такой шум.

Схватил его за шкирку. Ещё одна пулемётная очередь. Наши ментовские «броники» - как пионерские футболки здесь. Очередь очень шустрых патронов. Очередь бесноватых, умопомрачительно быстро летящих пуль. Насквозь, и спереди, и сзади.

- Андрей! Не надо! Не надо! Не надо! Ты чего это? Я же тебя не донесу. Сам, давай сам. Ну, хоть помоги мне чуть-чуть. Дрюха!

Я тормошил уже мёртвое тело.

«СВД-ушка, милая, пробивает натовские броники. Как я люблю тебя, девочка моя. Всегда со мной, никогда не изменяла. Вот война закончится… А она когда-нибудь закончится, не может же быть она вечной? Человеческих ресурсов не хватит. Война закончится — поженимся».

........................................
.................................................................

Когда я побежал, мне стало больно в пояснице, и я потерял сознание. Они стреляли, они попали.

Сначала темнота, потом яркий свет. Хочется пить, но воды не дождёшься.

Меня били, надо мной издевались и спрашивали:

- Ты кто?

Я отвечал:

Я - милиционер.


персональная страничка




@темы: микрорассказы, милиция

16:19 

Математика: действий вычитания и деления не существует!

_____ИИ_____

Или почему делить на ноль нельзя?




Другие разоблачения здесь




Сложение, вычитание, умножение и деление — четыре действия, которым нас обучают с детства, при этом говоря, что они равноправны между собой (сложение равноправно вычитанию, а умножение делению). На деле это не так. Существуют лишь 2 из них — сложение и умножение. Все остальные действия (вычитание и деление) являются дополнением и помогают преобразовывать сложные уравнения в более простые примеры.




Вычитание


Обычный пример: 12 — 6 = ? Любой человек довольно легко ответит на данный вопрос: возьмём 12 штук чего-либо и отнимем от них 6 штук той же вещи и когда мы совершим данную операцию, то посчитаем оставшееся количество предметов и запишем это в ответ. Однако у настоящих, уважающих себя математиков свой подход к решению данного вопроса. Вычитания не существует! В арсенале лишь сложение! Поэтому пример 10 — 5 это лишь запись числа, которое при сложении с 6 даст 12. Т. е. запись 12 — 6 это сокращение от уравнения x + 6 = 12. Как видите никакого вычитания нет.



Деление


Аналогично обстоят дела с умножением и делением. Пример 12: 6 мы понимаем, как 12 штук делить на 6 равных кусков. На деле это просто такая же сокращенная запись уравнения x * 6 = 12. Именно здесь мы и понимаем, почему делить на ноль бессмысленно. Проведем аналогию с предыдущим примером. Там запись 12: 6 является сокращением уравнения x * 6 = 12, т. е. мы можем взять пример 7: 0 и также записать это в виде уравнения. Получается, что 7: 0 это, по аналогии, сокращение от уравнения x * 0 = 7! Стоп, но при умножении на 0 мы не можем получить 7. При умножение на ноль мы не можем получить ничего, кроме нуля. А значит наш пример не имеет решений. А значит делить на ноль бессмысленно, ведь попросту не существует числа, которое получается в итоге. И чтобы избавится от лишних условностей можно сказать, что делить на ноль нельзя.


Бесконечность


Но что, если мы попробуем разделить ноль на ноль? По законам деления нули должны сократиться, что даст нам единицу. Однако этот вариант отпадает сразу, ведь для нас в данный момент деление является сокращением от уравнения умножения. Хорошо, запишем 0: 0 в виде уравнения умножения. Получается x * 0 = 0. Здравый смысл говорит нам, что ВОТ ОНО!!! Мы можем найти X… Или?.. X может равняться 1, 2, 3… и так далее. В данном случаем X может быть абсолютно любым числом, а значит решения данный пример (0: 0) тоже не имеет. Хотя нет, имеет! У нас есть обозначение, которое заменяет «любое число» — бесконечность. Получается, что 0: 0 решить все-таки можно. Мы попросту получим бесконечность.




В данном тексте содержится лишь краткий обзор такого момента, как деление на ноль. Более подробно вы можете узнать об этом у высших математиков или найдя видео на данную тему.


Источник >>>




@темы: интересно

14:04 

Мой Мир

_____ИИ_____

"Мой Мир" - это просто название нашей песни, которая звучит в ролике. Наркотический угар - это совсем не мой мир. Но он рядом, не отмахнешься. Посмотрите на эту Дурь. Что делают с людьми вещества >>>

http://telegra.ph/Moj-Mir-02-19




@темы: аудио, видео, наркотики, слова

18:22 

В детстве мы все похожи

_____ИИ_____

Мужчины с Камнями

главная